Внутреннее понимание свободы и риска

Внутреннее понимание свободы и риска

Их повествование об индивидах, заключающих «договоры», и стиль их мышления (как мне тогда казалось) были уж очень эмпиричны и прагматичны — и я считал их не только чуждыми мне, но и интеллектуально ошибочными. Я чувствовал себя членом семьи, представителем народа, история которого началась много столетий назад и неизвестно когда закончится. Я не мог представить себя в качестве одинокого индивида, стремящегося к заключению общественного договора. Я принадлежал нескольким пересекающимся общинам.

Поэтому критика континентальными европейцами британского индивидуализма и теории общественного договора казалась мне справедливой. Поэтому критика континентальными европейцами британского индивидуализма и теории общественного договора казалась мне справедливой. Я полагал, что европейские феноменологи и экзистенциалисты — не только Эммануэль Мунье, оказавший наибольшее влияние на католиков моего поколения, но и Шелер, Сартр, Камю и Мерло-Понти — подошли намного ближе к внутреннему пониманию свободы и риска, который таит в себе интеллектуальная деятельность.

Вместе с тем я весьма детально изучил все работы св. Фомы Аквинского и его современных толкователей, таких, как Джильсон и Маритен. Моими любимыми книгами стали «Никомахова этика» Аристотеля и комментарии к ней Аквината.

1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (Еще не оценили)
Загрузка ... Загрузка ...

Оставить комментарий

Почта (не публикуется) Обязательные поля помечены *

Вы можете использовать эти HTML теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Подтвердите, что Вы не бот — выберите самый большой кружок: